ИДУЩИЙ ВПЕРЕДИ

САЙТ - ПОСВЯЩЕНИЕ СЕРГЕЮ НИКАНОРОВУ

– На спасы полетишь?
– Когда?
– Завтра в ночь уезжаем в Каракол, там вертушка.
– Полечу. А что и с кем?
– Водники. Выходили с Сары-Джаза. Один пропал в лавине. Больше подробностей нет. Трое из группы в Караколе, будут с нами, расскажут, что знают…

Вечером загружаемся в бусик, нас 10 человек. Друг друга все знают, большинство имеет совместный опыт спасработ. План такой: прилетаем, ищем, вечером улетаем. Но район за хребтом, если погода крякнет, выходить ногами придется долго. Поэтому с собой палатки, газ, запас еды на дня три, я и Мишган взяли ски-туры*. Ну и конечно щупы, лопаты, биперы**, акъя***.

В Каракол приезжаем в 4 утра, до 6 кемарим в бусике (зачем пацанов будить в такую рань). В 6 Димон идет за участниками группы. Едем за пилотами, вылетаем где-то в 8-30. У ребят точка НС забита в GPS – уже легче.

По рассказам, в тот день уже третий день шел снег, видимости не было. Случилось всё вечером перед наступлением темноты.

Пока летим смотрю на склоны – многие посходили. Да уж... И вот мы над районом ЧП. Сверху становит видно, что сошло здесь всё! Внизу мощные лавинные выносы (потом померили – 3 метра и более).

Садимся с третьей попытки, все белое, рельефа нет, кажущиеся ровными площадки оказываются не сильно пологим склоном. Выпрыгиваем, а вертушка уходит метров на 200 дальше – там площадка более-менее безопасная.

Пока одеваем биперы*, собираем акъю, другие быстро варганят чаёк. Перекусываем: с вечера не ели, а голодными много не наработаешь. Смотрю на склоны – сошло кое-где аж до земли. Нагруженных склонов в саю не осталось. Это хорошо в плане безопасности, больше сходить уже просто нечему. Но сколько же снега внизу!!!

Через 5 минут первая группа с щупами и акъей уже выходит. Пара человек остаются заливать термоса, потом догонят налегке.

Из рассказов очевидцев картина так и не становится ясной. Да и очевидцами их назвать можно с большой натяжкой: видимость была метров 5. Надо отдать им должное, ведут себя ребята грамотно: никаких истерик, с советами не лезут, работают в команде.

В верхней части склона видим Cерёгины палки и рюкзак. В какую сторону он от них пошел, переносили их потом или нет, из рассказов тоже непонятно. Ну ладно, идём вверх, будем искать в наиболее вероятных местах. Лавин было несколько, в том числе уже после исчезновения. Искать по всему выносу (протяженность более 1 км, ширина от 50 до 100 м) вдесятером и за 1 день нереально.

Сегодня жарко: солнце, отражёнка, ветра – ноль. Начинает подыматься кучёвка. Пилоты по рации просят ускориться: боятся за погоду. Идём почти час, а до места предполагаемого зондирования нам ещё минут 40 пилить. Народ начинает раздеваться, оставлять на тропе рюкзаки.

Вдруг Андрей, шедший по выносу слева, останавливается и спрашивает какого цвета комбез был у Сереги. Нашел… Дальше всё происходит быстро. Откапываем, пакуем и к площадке. Единственный вопрос от ребят из группы: «Паш, как считаешь, правильно, что не стали искать всей группой? – Не было у вас шансов найти в такой ситуёвине. Были шансы положить рядом всю группу»... Лёгкие облачка закрывают ущелье. Быстро грузимся в вертак и напрямую в Бишкек.

Судя по всему, сюда Серёгу вынесло уже повторной лавиной (или лавинами) и «выплюнуло» к поверхности: в месте исчезновения склон сошел до земли и снег смешан землёй, а в месте обнаружения частиц земли не было. Не было «ледяного мешка» перед лицом, т. е. «мешок» был разрушен в результате повторного перемещения. Находясь практически на поверхности, он смог бы вылезти самостоятельно (находясь в сознании)…

Павел Воробьев


*Ски-тур (ski-tour)- специально оснащенные горные лыжи, дают возможность подниматься по крутому склону.

**Лавинный датчик (он же бипер, он же трансивер, он же лавинный маячёк) — это прибор, предназначенный для поиска людей в лавинах. Бипер имеет режим передачи сигнала, и режим поиска (приема сигнала).

*** акъю – разборные горные носилки - и другое снаряжение для транспортировки пострадавшего